Свежие комментарии

  • Мельников Александр17 января, 16:13
    Думается мне, что необходимо против этих деятелей, готовящихся обеспечивать свободу мореплавания во внутренних водах ...ВМС США намерены ...
  • Анатолий ashkourin17 января, 6:50
    Эта болшой мухи лэтаюта...На авиабазе Хмейм...
  • Анатолий ashkourin17 января, 6:48
    Надо еще поставить глушители в задний проход,иначе найдут по запаху..Глушители массово...

«Терминатор» обкатают в закрытом режиме

«Терминатор» обкатают в закрытом режиме

Терминатор

Свежий фото- и видеоряд с полигона Министерства обороны в Челябинской области, запечатлевший только что принятые войсками новенькие «Терминаторы» в составе сводной группы с Т-72А и Т-72Б, несет информацию о том, что военные ведут поиск путей налаживания взаимодействия между экипажами боевых машин поддержки танков (БМПТ) и основных боевых танков (ОБТ).

«Терминатор» – уникальная российская разработка. Ничего подобного на Западе не делают, поскольку не видят необходимости в подобной технике. Вместе с тем смелый характер решений наших конструкторов привлекает к отечественной технике теоретиков и практиков военного дела по всему миру. Предлагается несколько вариантов «Терминатора»: на шасси Т-72, Т-90 и «Армата» с заменой танковой башни на необитаемый боевой модуль со спаркой автоматических пушек калибра 30 мм, четырьмя контейнерами противотанковых ракет семейства «Атака» и соответствующей аппаратурой управления огнем. Российская армия выбрала версию на платформе Т-90С с установкой в лобовой части корпуса автоматических гранатометов АГС-17Д («Объект 199»), обслуживаемых парой гранатометчиков, в результате чего численность экипажа увеличилась до пяти человек.

Интерес к «Терминатору» подогрет испытаниями опытных машин в боевой обстановке в Сирии и заявлением ряда арабских стран о готовности приобрести партию подобных машин.

Пока, однако, ни одна армия мира не имеет БМПТ на вооружении в сколько-нибудь значительном количестве. Считаными экземплярами «Терминатора» располагают лишь Россия и Казахстан.

Наши военные стали получать свои новенькие машины после многолетних споров и проволочек. Военное ведомство долго упиралось, пока в 2017 году не разместило «стартовый заказ» на пробную партию серийных «Терминаторов», поставки по которому уже начались.

Объясняя отсутствие интереса западных армий к аналогам российского БМПТ, журнал Popular Mechanics утверждает: «Терминатор» представляется им «бесспорно ужасающим, но ненужным оружием». И отмечает, что с момента задумки до поставки серийных образцов Вооруженным силам России прошло более 30 лет.

Казалось бы, за столь продолжительное время все можно было обдумать, и не один раз. Однако даже сегодня мало кто (если, конечно, не брать в расчет самоуверенных всезнаек) представляет, как «подружить» БМПТ с танками. Поэтому не стоит удивляться тому факту, что высокопоставленные военачальники и ответственные руководители промышленности не дают четкого и ясного, годного для цитирования в СМИ ответа на, казалось бы, простые вопросы: зачем российская армия приобретает «Терминатор» и как, собственно, он будет поддерживать танки?

По всей видимости, поиск вариантов подходящих ответов на эти и другие вопросы сегодня ведется непосредственно в воинских частях, коим посчастливилось заполучить в свое распоряжение образцы пока еще редкой техники подобного рода.

Как сообщила 1 декабря 2020 года пресс-служба Центрального военного округа, несколько машин передано 90-й гвардейской танковой Витебско-Новгородской дважды Краснознаменной дивизии, дислоцированной в Челябинской области. Экипажи подобраны и сформированы, проходят ознакомление с ходовыми характеристиками и боевыми возможностями вверенной им техники при помощи представителей АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод». Соответствующий пресс-релиз приводит слова командующего войсками ЦВО генерал-полковника Александра Лапина: «Партия из восьми БМПТ «Терминатор» поступила на опытную эксплуатацию в гвардейскую танковую дивизию ЦВО. В настоящее время личный состав перевооружаемых мотострелковых подразделений дивизии проходит переподготовку для работы на новой технике».

Словом, гвардейцы приступили к новому и весьма интересному делу – практическому освоению «Терминатора» и поиску подходящего ему места среди прочей бронетехники сухопутных войск. Скорее всего экипажам БМПТ придется не один месяц провести на полигоне, вырабатывая грамотную тактику взаимодействия с танкистами, артиллеристами, мотострелками и т.д. Дело это непростое хотя бы потому, что танки – оружие не новое, зарекомендовавшее себя с лучшей стороны в двух мировых войнах и сотнях локальных вооруженных конфликтов по всему земному шару.

В этом году отмечается столетие отечественного танкостроения. Поначалу наша страна серьезно отставала от ведущих европейских держав. Первый образец для подражания взяли у Франции в виде трофейного «Рено» FT-17 – продолжением его линии стали МС-1 и Т-18. Затем у Великобритании и США были приобретены опытные «Виккерс шеститонный» (на его основе проектировался Т-26) и «машина Кристи» (серия БТ). С нуля спроектированная в нашей стране бронетехника появилась накануне Второй мировой войны. Ее события показали, что советское танкостроение вышло на передовые рубежи как с точки зрения количества произведенных танков, так и их боевых качеств. Сегодня Россия – признанный лидер по проектированию и производству ОБТ.

Крупнейшее в отрасли предприятие АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» выпускает пользующееся огромной популярностью в мире семейство Т-90, включая новейшую модификацию Т-90М «Прорыв-3», и занимается постановкой производства следующего поколения на платформе «Армата». Руководство корпорации долгое время лоббировало саму идею БМПТ в попытке получить крупный заказ по линии ГОЗ и тем самым «отбить» ранее понесенные расходы на разработку «Терминатора». Единственный на сегодня иностранный покупатель приобрел лишь десять машин. При этом в армии Казахстана полученные в 2011–2013 годах десять «Терминаторов» решают несвойственные им задачи – осуществляют прикрытие тяжелых огнеметных систем (ТОС), которым из-за малой дальности огневого поражения часто приходится занимать позиции на передовой.

Заказ МО РФ стал для «Терминатора» спасительной соломинкой. Иначе программу пришлось бы закрыть, а понесенные Уралвагонзаводом затраты списать. Об этом, конечно, в пресс-релизах не пишут, поэтому в документе от 1 декабря с.г. акцент делается на замечательные свойства отечественной БМПТ и тот факт, что недавняя поставка – первая для Вооруженных сил России в рамках исполнения государственного оборонного заказа.

Далее в документе говорится, что разработкой БМПТ занимаются инженеры-конструкторы Уральского КБ транспортного машиностроения (в составе концерна УВЗ входит в госкорпорацию «Ростех»). Утверждается, что машина «может успешно применяться при разрешении конфликтов любой напряженности для поражения противотанковых средств и эффективного подавления живой силы противника».

Согласно тексту пресс-релиза, «применение БМПТ в боевых порядках способно значительно увеличить боевые возможности танков и их живучесть на поле боя». Утверждается, что «Терминатор» «с легкостью уберет с пути все: от гранатометчиков и легкобронированной техники до танков, БМП и БТРов». А за счет больших углов возвышения спарка автоматических пушек калибра 30 мм способна обстреливать как верхние этажи зданий в ходе городского боя, так и вести огонь по беспилотным и пилотируемым летательным аппаратам. По своей боевой эффективности одна БМПТ якобы заменяет пару боевых машин пехоты и мотострелковый взвод. Сочетание в одной машине мощного многоканального вооружения с большим боекомплектом (он в пару раза больше, чем у современных БМП), совершенных средств поиска и обнаружения целей, всеракурсной защиты обеспечивает «Терминатору» значительное превосходство над лучшими образцами БМП. Состав вооружения обеспечивает ключевое преимущество – ведение огня высокой плотности и способность прицельно стрелять сразу по четырем целям одновременно, утверждают сторонники проекта.

Однако критики концепции БМПТ заявляют: по бризантному действию снаряды установленной на Т-72, Т-80 и Т-90 гладкоствольной пушки калибра 125 мм намного мощнее выстрелов 30-мм автоматов и гранатометов. Кроме того, это орудие выступает в роли пусковой установки противотанковых ракет типа «Рефлекс» и «Инвар», которые мало чем уступают ПТУР «Атака». Словом, огневой мощи ОБТ хватает, а главнейшей заботой экипажа является своевременное обнаружение опасных целей в пределах прямой видимости, будь то долговременная огневая точка, установка противотанковых ракет, гранатометчик, артиллерийское орудие или бронемашина. Между тем средства наблюдения и прицеливания на «Терминаторе» в целом не превосходят таковые на модернизированном Т-72Б3 с прицелом наводчика «Сосна-У» и панорамным прицелом командира. А значит, на поле боя экипажи БМПТ и ОБТ видят обстановку одинаково. Так в чем же тогда преимущество последнего?

Скорострельные гранатометы и автоматические пушки могут создать шквал огня и подавить выбранную цель, но в этом отношении «Терминатор» уступает самоходным зенитным установкам «Шилка» и «Тунгуска», которые так же, как и он, созданы для непосредственного сопровождения танков на поле боя с задачей прикрытия их от ударов с воздуха. Отмечая полезность скорострельного оружия в ряде ситуаций, в частности городского боя, специалисты отмечают, что лучше всего с задачей «расчистить путь» перед наступающими танками справляется артиллерия.

А самое главное в аргументах критиков концепции БМПТ: никакая бронемашина по определению не способна полноценно заменить солдат на поле боя. Пусть экипаж «Терминатора» выпустит больше пуль, снарядов и гранат, чем мотопехотный взвод, он никогда не решит весь спектр решаемых пехотой задач на пересеченной местности, в поле и городских условиях.

Вместе с тем опыт боевого применения бронетанковых войск в локальных конфликтах последних лет показывает, что танкисты не всегда справляются с поражением малоразмерных целей: живой силы, гранатометчиков, расчетов артиллерийских установок и противотанковых комплексов. Используя естественные и искусственные укрытия, они хорошо маскируются, малозаметны и рассредоточены. Выждав выгодный момент для открытия огня, они могут внезапно атаковать танк и вывести его из строя. В данных условиях выживание бронетехники зависит от своевременного обнаружения и уничтожения таких целей. Для решения указанных задач на поле боя и была предложена концепция БМПТ.

Она возникла еще в 1980-е годы и стала активно отрабатываться на волне событий в Афганистане, а затем – в Чечне. Сначала предполагалось создание боевой машины с многоканальным комплексом вооружения, предназначенной для подавления противотанковых средств в едином боевом порядке вместе с танками. Несколько раз эта работа приостанавливалась, но каждый раз сторонники БМПТ находили аргументы в пользу ее возобновления.

Тема о якобы существующей необходимости непосредственной поддержки танков на поле боя и на марше не нова. Ей уже как минимум 80 лет.

Она давно и много обсуждается на страницах печати, вот только проку от подобной дискуссии немного – нужны не рассуждения, а практика и опыт ведения военных действий.

Возможность проверить концепцию поддержки танков какими-то иными боевыми машинами на марше и поле битвы представилась в ходе Второй мировой войны. Тогда появились зенитные самоходные установки (например, американские М-13/М-16/М-17, советская ЗСУ-37 и др.), решавшие задачу прикрытия от ударов с воздуха.

Когда же вермахт обзавелся средними и тяжелыми танками с толстой броней, хорошими оптическими прицелами и длинноствольными пушками калибра 75 и 88 мм, Красной армии пришлось в срочном порядке формировать самоходно-артиллерийские полки (САП). Туда поступали самоходки с 85-, 122- и 152-мм орудиями, за свою способность эффективно бороться с новейшей вражеской бронетехникой получившими прозвище «зверобой».

САП придавались бронетанковым корпусам и сыграли важную роль в том числе как средство сопровождения Т-34–76, пока в конце 1943 – начале 1944 года не появились новые типы советских танков с 85-мм (КВ-85, ИС-1 и Т-34–85) и 122-мм пушками (ИС-2), сопоставимыми по силе огня с «Пантерами» и «Тиграми». В послевоенные годы, после создания еще более продвинутых моделей танков, необходимость в штурмовых и противотанковых орудиях на самоходной базе отпала, и они постепенно ушли на покой.

Наиболее удачным применением самоходок (СУ-85) стал вариант, при котором те следовали за идущими вперед танками (или пехотой) на расстоянии 300–600 м, поддерживая их выстрелами с коротких остановок. По ходу прорыва вражеской линии обороны САУ подавляли вражеские огневые точки осколочно-фугасными снарядами, а если противник бросал в контратаку свои танки – расстреливали их бронебойными.

Появление в войсках «Терминаторов» мало что даст без глубокого осмысления, как грамотно применить их в условиях реального боестолкновения. Напомним, что разработчиками концепции БМПТ предлагалось не поддержать (дополнить/усилить) что-то уже существующее, а заменить (!) пехоту. Правда, в последнее время они все чаще предлагают «Терминатор» и как средство поддержки пехоты, а на международных выставках рекламируют его как «боевую машину огневой поддержки».

Рассмотрим, какие характерные задачи может решать современная БМПТ и САУ Второй мировой, где надо вводя поправку на изменившиеся характеристики танков и т.п. Уничтожение вражеской бронетехники на дальней дистанции – «да», «Терминатор» – при помощи ПТУР «Атака», СУ-85 и СУ-100 – за счет лучшей баллистики своих пушек в сравнении с танками тех лет. Когда требуется идти в наступление на первой линии – «да», за счет хорошего бронирования, у «Терминатора» – на уровне ОБТ. Бороться с авиационной техникой – «ограничено», БМПТ за счет 30-мм пушек и специальных вариантов ПТУР «Атака». Поскольку радара на БМПТ нет, равно как и других специализированных средств обнаружения воздушных целей (только универсальная электрооптика), эффективность огня будет низкой. А вот хорошо подготовленные экипажи армейской и штурмовой авиации имеют высокие шансы расстрелять колонну танков на марше как с присутствием, так и отсутствием БМПТ в ее составе. Еще хуже ситуация при встрече с современными ударными БПЛА, как, например, с турецким «Байрактар».

Главное противотанковое оружие «Терминатора» – ракеты «Атака». Однако ПТУР не является «эксклюзивным» для БМПТ. Во-первых, отечественные танки давно оснащаются противотанковыми ракетами («Рефлекс», «Ивар» и др.), выстреливаемыми из 125-мм гладкоствольной пушки. Каких-то радикальных преимуществ «Атака» не дает, разве что она тяжелее и имеет преимущество по дальности, которое, однако, трудно реализовать на практике, особенно в условиях Европы. Автоматически пушки и гранатометы? Они установлены и на БМП-2М, причем в ходе модернизации базовая машина получает пусковые установки для четырех ПТУР «Корнет», а он новее «Атаки». БМПТ превосходит по параметрам защищенности, уступая в подвижности. Важным ценным качеством БМП-2М является пехота: солдаты могут вести огонь из автоматов, не выходя из боевой машины, а спешившись, решают многие другие задачи согласно своему предназначению.

Словом, сама концепция БМПТ не содержит каких-то прорывных моментов. Если дело не ограничится выполнением стартового заказа МО РФ на 12 единиц и Уралвагонзавод найдет новые заказы в своей стране и за рубежом, можно ожидать таковые не на полностью новую технику, а полученную путем переделки ОБТ из наличия. Речь идет о варианте на шасси Т-72 главным образом ранних, морально устаревших модификаций. Возвращение их в строй с баз хранения не мыслится без проведения модернизации в соответствии с современными требованиями. В подобных случаях владельцу бронетехники надо будет принять принципиальное решение – либо пойти по пути модернизации, сохранив первоначальное назначение, либо переделать во что-то иное, например – БМПТ.

Первый путь банален, второй – манит новизной. Однако следует понимать, что переделка не решает главный вопрос с продвижением БМПТ в войска. Эта задача не имеет простого решения и потребует долгих месяцев, а может, и лет упорной работы в штабах и на полигонах. И здесь радует сам факт поступления серийных образцов новой техники в войска.

Владимир Карнозов

Let's block ads! (Why?)

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх