Свежие комментарии

Расследование военкора из США развеяло мифы о непобедимости «Байрактара»

Расследование военкора из США развеяло мифы о непобедимости «Байрактара»

alt

Войны в Сирии, Ливии, а потом и в Нагорном Карабахе стали лучшей рекламой для ударных беспилотников. БПЛА турецкого и израильского производства красочно крушили бронетехнику сирийской правительственной армии, воинства фельдмаршала Халифы Хафтара, а потом и армян, защищавших Арцах. При этом ими также было уничтожено некоторое количество ЗРПК «Панцирь-С1», что поставило под вопрос эффективность систем ПВО ближнего радиуса действия российского производства. Однако по прошествии времени появляется все больше информации, позволяющей взглянуть на этот вопрос по другим углом.

Итак, что мы имеем. С одной стороны, есть «Байрактар ТБ2» (Bayraktar TB2) – турецкий средневысотный оперативно-тактический беспилотный летательный аппарат, способный находиться в воздухе до 12 часов и нести на подвеске 4 противотанковые ракеты класса «воздух-земля» UMTAS с лазерным наведением. Также есть вариант с оснащением корректируемыми планирующими высокоточными авиабомбами Roketsan MAM-C, MAM-L. Во время битвы за север Сирии, противостояния под Триполи и 6-недельной войны за Нагорный Карабах «Байрактары» показали себя грозным оружием, эффективно поражающим бронетехнику противника на расстоянии до 8 километров.

Производством данных БПЛА занимается компания Baykar Makina, принадлежащая родственнику президента Эрдогана бизнесмену Оздемиру Байрактару. В 2016 году его сын Сельчук женился на младшей дочери «султана», а на свадьбе в качестве почетных костей присутствовали президент Азербайджана Ильхам Алиев и эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани. Эти нюансы мы нарочно указываем, поскольку отношение к продукции компании Baykar Makina явно будет предвзятым со знаком «плюс» как в Анкаре, так и в Баку. Восток – дело тонкое.

С другой стороны, имеется российский ЗРПК «Панцирь-С1». Это самоходный комплекс ПВО ближнего радиуса действия, разработанный для прикрытия военных и гражданских объектов. Считается «телохранителем» для ЗРК С-400 «Фаворит». Создавался данный ЗРПК в тесном сотрудничестве с ОАЭ на средства, выделенные арабскими шейхами. По этой причине очень много «Панцирей» с индексом «Э» оказалось в руках воинства Халифы Хафтара в Ливии. Не секрет, что Эмираты являются одним из активных спонсоров фельдмаршала. С учетом того, что российские комплексы ПВО стояли на вооружении сирийской правительственной армии, ливийской национальной армии (ЛНА) и армянской армии, отношение к отечественным ЗРПК со стороны наших ближневосточных «друзей и партнеров», стоящих по другую сторону этих конфликтов, явно предвзятое со знаком «минус». Этот нюанс мы тоже должны будем учитывать.

Идем далее. Хотелось бы процитировать одного без преувеличения великого человека, германского канцлера Отто фон Бисмарка:

Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов.

На войне врут всегда и все, завышая потери противника и занижая свои. Это, в общем-то, норма, элемент дезинформации и пропаганды. Должны ли быть исключением из данного правила конфликты в Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе? С чего бы?

Летом прошлого года украинское издание «Defense Express», называющее себя «військовий портал», поведало миру о том, что турецкие ударные БПЛА всего за несколько лет уничтожили в Сирии и Ливии не менее 23 «Панцирей». Заподозрить «информационно-консалтинговую компанию», специализирующуюся на освещении достижений оборонно-промышленного комплекса Украины, ее вооружений и боевой техники, в симпатии или хотя бы объективном отношении к России и ее ВПК, не представляется возможным. Также не вызывают особого доверия сообщения об огромных потерях ЗРПК российского производства от турецкого агентства «Anadolu».

Нет, сам факт уничтожения нескольких комплексов «Панцирь-С1» БПЛА «Байрактар» мы отрицать не будем. Было дело, и тому есть несколько объяснений. В частности, низкий уровень подготовки местных арабских расчетов. В более умелых руках зенитные комплексы показывали себя намного лучше. Вопрос в количестве реально подбитых ЗРПК и сбитых БПЛА по итогам их противостояния. Эти цифры откровенно приукрашиваются в пользу турецкой стороны, что неудивительно. Но есть и иные взгляды на этот вопрос.

Например, определенный резонанс вызвала публикация американского «фаната военных технологий» Джеффа Яворски (Jeff Jaworski). Он насчитал со ссылкой на свои собственные источники совершенно иное количество уничтоженной техники. По его данным, в Ливии турки смогли подбить всего 9 ЗРПК российского производства, а те в свою очередь сбили 47 турецких «Bayraktar TB2». Если учесть сравнительную стоимость «Панцирей» и ударных БПЛА, то ЛНА даже оказались в выигрыше, если, конечно, взять за скобки гибель расчетов и считать, как бухгалтера. 9 ЗРПК обошлись приобретателям в $118 млн, а 47 БПЛА – $245 млн.

Разумеется, частное мнение американского «фаната военных технологий» не может считаться истиной в последней инстанции. Но тем более не может ею быть откровенно ангажированная позиция украинского издания «Defense Express» или турецкого «Anadolu». Так часто бывает, что истина постепенно выбирается из-под кучи вылитых на нее информационно-пропагандистских помоев. Вполне возможно, что это как раз тот самый случай. Время покажет.

Оговоримся, что мы не подвергаем сомнению эффективность турецких или израильских ударных БПЛА. Они действительно хорошо показали себя против неподготовленного противника. Но в том-то и дело, что они хорошо работают лишь там, где нет современных зенитных систем с высоковалифицированными опытными расчетами. Основной областью применения таких ударных беспилотников в реальности являются преимущественно региональные или локальные конфликты с относительно низкой интенсивностью.

Let's block ads! (Why?)

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх