Свежие комментарии

  • Горбатюк Валерий
    Если не уймутся, мы и надувные матрасы цирконами и калибрами укомплектуем, пусть заранее вешаются :)National Interest...
  • Горбатюк Валерий
    А что, этот порт еще жив??? Непорядок, срочно надо угробить :)Прибалты готовы з...
  • Владимир Eвтеев
    Что за Эребуни? Это что за город? Есть Ереван. И плевавть, как его зовут армяне. Иранцы столицу зовут Техран,...Снабжение российс...

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»
Израильский М-48А3 с ДЗ Blazer до возвращения на родину. Танковый музей в Кубинке. Источник: wikipedia.org



Вьетнамская вещица


Начать материал стоит с хорошей новости. На конференции «История развития отечественного танкостроения», прошедшей в конце августа на форуме «Армия-2020», высказалась идея о возрождении научно-технических сборников для специалистов отрасли. Об этом намекнул в своем выступлении начальник ГАБТУ Сергей Владимирович Бибик. Вполне возможно, в числе возрожденных окажется и легендарный «Вестник бронетанковой техники», история которого началась в годы Великой Отечественной войны и завершилась с развалом страны. Именно в этом издании работали и публиковались такие гранды отечественного танкостроения, как Жозеф Котин, Николай Кучеренко, Леонид Карцев и другие. Однако даже в случае возрождения подобного издания материалы из него будут доступны широкой публике только через несколько десятилетий. Предлагаем познакомиться со статьями, которые нам оставила эпоха «холодной войны».

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»
Трофейный М-48А3 из Вьетнама. Танковый музей в Кубинке. Источник: arsenal-info.ru


В предыдущих частях цикла шла речь о американских танках М-48, М-60 и теоретических расчетах отечественных инженеров.

В этой части история будет посвящена танку М-48А3, а также его израильской модификации «Магах-3». До определенного момента обе машины хранились в музее в Кубинке, но четыре года назад израильский танк отправили на родину. Тель-Авив согласился обменять на аналогичную, но не овеянную такой историей бронемашину. Дело в том, что М-48А3 был потерян в боях с сирийцами около ливанского селения Султан-Яакуб 10 июня 1982 года. Израильской стороне до сих пор неизвестна судьба трех из четырех членов экипажа: Цви Фельдмана, Захария Баумеля и Иегуды Кацема. Очевидно, музейный экспонат из России станет своеобразным памятником пропавшим без вести героям Армии обороны Израиля.

А вот М-48А3 в американской спецификации оказался в СССР во времена вьетнамской войны в конце 70-х годов. Эти машины были из главных страдальцев противостояния: по некоторым оценкам, американцы потеряли в боях не менее 500 подобных танков. М-48А3 настолько часто попадал в руки северовьетнамцев, что они смогли собрать из танков целый батальон, который был отправлен в ГДР. По одной из версий, в Восточной Германии танками укомплектовали диверсионное подразделение. Кроме этого, одну машину из Вьетнама выслали в Москву (о ней и пойдет речь), а одну – в Кубу.

На инженеров Кубинки американский танк не произвел особого впечатления. Высокой оценки удостоились лишь качественное литье брони башни и корпуса да арочная форма днища, обеспечивающая повышенную противоминную стойкость. Интересен инструментарий, которым пользовались в Кубинке при исследовании бронирования американского танка. В самых простых случаях применяли штангенциркуль, а в сложнодоступных местах в дело шел дефектоскоп ДУК-6В, измеряющий толщину брони методом ультразвуковой локации. Углы наклона брони оценивали артиллерийским угломером КО-1. Для определения твердости брони танка использовали переносной прибор Бринелля. Химически состав брони определялась по стружке, взятой с различных частей корпуса и башни. Исследования показали, что литые детали термически обработаны на низкую, а детали из проката – на среднюю твердость. Корпус и башня отлиты из хромоникельмолибдено-марганцевистой стали. Дополнительные борта силового отделения корпуса танка отливали из хромоникельмолибдено-ванадиевой стали. В итоге бронирование М48А3 было признано отечественными инженерами как недостаточное для своего времени (танк даже не был подвергнут обстрелу). Но израильская модификация танка с контейнерами динамической защиты Blazer оставила в советском танкостроении иной след.

Союзник НАТО из Израиля


Для того чтобы уместить на сложных формах литого корпуса и башни танка элементы динамической защиты, израильтянам пришлось создавать сразу 32 типоразмера блоков Blazer. При этом выделялось шесть базовых типов элементов ДЗ. Именно эти элементы и были главной ценностью переправленного сирийцами в СССР танка М48А3 Магах-3. Некоторые авторы предполагают, что именно появление в 1982 году в СССР трофейного танка с динамической защитой стало толчком к развитию подобных отечественных технологий. Дескать, если бы не Blazer, то знаменитая ДЗ «Контакт» на советских танках появилась гораздо позже. На самом деле решение о начале государственных испытаний секретной ДЗ на момент начала ливанской войны уже было принято. То есть уже были готовы образцы защиты, проведены опытно-конструкторские работы, была создана техническая документация. Наличие высокоэффективной ДЗ Blazer на американской броне только подтвердило правильность выбранного пути отечественными инженерами, а также подтолкнуло оружейников на разработку новых образцов кумулятивных боеприпасов.

Но вернемся к израильскому М48А3 Магах-3, лобовая проекция которого на 80% была закрыта блоками Blazer, размещенными с зазором не более 7 мм. Динамическая защита обладала массой в 876 кг, из которых около 56 кг приходилось на крепеж и 38,4 кг на ВВ. Инженерами отдельно подчеркивается, что если бы всю эту массу потратить на банальное утолщение брони танка, то итоговая защита увеличилась бы совсем незначительно. Поэтому по соотношению масса/эффективность динамическая защита была в сравнении с бронесталью вне конкуренции.

В каждом блоке ДЗ Blazer содержалось от 288 до 429 граммов взрывчатого вещества. Химический анализ тонкослойной хроматографией и инфракрасной спектроскопией выявили, что ВВ состоит на 91,5% из гексогена, на 8,5% из полимера полиамидного типа, минерального масла (8,5%) и голубого красителя органической природы. Химики предположили, что голубую окраску может детерминировать медь (вспомним голубой медный купорос), и провели качественную реакцию на ионы этого металла. Но это была не медь. А среди свойств красителя определили лишь способность растворяться в этиловом спирте и не растворяться в воде. Окончательный состав данного красителя так и не был раскрыт. В итоге взрывчатку идентифицировали как аналог пластика С-4, широко распространенного в войсках НАТО того времени. ВВ представляла собой кристаллическую голубую массу, похожую по консистенции на обычный пластилин. Машинное масло в составе добавляло взрывчатке характерный запах и оставляло после себя на бумаге жирные следы. Расплавлялся С-4 из элементов динамической защиты Blazer при температуре в 164-166 градусов.

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»
Израильский М-48А3 в танковом музее в Кубинке. Источник: wikipedia.org

 

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»
Этот же танк, но уже возвращенный в Израиль. Источник: wikipedia.org


После лабораторных исследований новейшей защиты старичка М-48А3 его следовало обстрелять кумулятивными гранатами. Выбрали СПГ-9 «Копьё» с её 73-мм боеприпасом и 93-мм гранату ПГ-7ВЛ «Луч» от РПГ-7. Элементы динамической защиты перед испытаниями демонтировались с брони танка и устанавливались на специальном станке перед жестко зафиксированными кумулятивными гранатами. Подрыв производили электродетонатором, а эффективность пробития блока ДЗ определяли по глубине каверн от струи металла на броне, установленной позади элементов Blazer.

Взрывчатка на броне НАТО. Расследование «Вестника бронетанковой техники»
Схема установки контейнера боевой части гранаты: 1 — контейнер; 2 — боевая часть; 3 — специальная сборка для подрыва гранаты; 4 — подставка. Источник: "Вестник бронетанковой техники"


Всего было произведено 24 выстрела под разными углами встречи (от 20 до 65 градусов). Они показали, что израильская ДЗ существенно снижает возможности поражения танка отечественными гранатометными комплексами. Без блоков динамической защиты броня М-48А3 пробивалась ручными гранатометами даже в 127-мм местах, самых толстобронных. А в начале 80-х годов, когда проводились испытания трофейной брони, танк не поражался в лоб ни одной кумулятивной гранатой при курсовых углах обстрела до 30-40 градусов. Уязвимыми оставались только борта и корма (она вообще была лишена ДЗ) при курсовых углах встречи с боеприпасов свыше 40 градусов. В материале авторы привели теоретические расчеты, в соответствии с которыми блоки ДЗ увеличивают стойкость брони танка перед кумулятивной струей на эквивалентную толщину 80-300 мм! И если потратить массу динамической защиты на простое утолщение брони, прирост составил бы мизерные 16 мм. Несоизмеримое соотношение: Blazer оказался дешевым, стойким и очень легким.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх