Свежие комментарии

Летите, голуби… на свалку!

Летите, голуби… на свалку!

Летите, голуби… на свалку!

Президенту Байдену достался огромный военно-воздушный флот США. А что он реально может?

Кризис американской государственности, находящейся ныне в состоянии острой внутренней смуты, не может не сказываться на уровне боеготовности вооружённых сил США. В 2020-м году наиболее ярко эта проблема проявила себя в военно-воздушных силах Вашингтона. Так, недавно Счётная палата Соединённых Штатов опубликовала отчёт по итогам инспекций авиапарка американской армии, из которого выяснилось, что в случае боевой тревоги значительная часть боевых летательных аппаратов Пентагона даже не сможет подняться в воздух.

Специальная комиссия проверила 46 типов самолетов и вертолетов и пришла к неутешительному выводу — лишь три из них более-менее удовлетворяют минимальным требованиям боевой готовности. Причём, ситуация с боеготовностью ухудшается, а стоимость обслуживания авиапарка в то же самое время продолжает расти.

Показательно, что максимальную степень боеготовности и технической исправности продемонстрировал парк самых древних многоцелевых вертолетов "Ирокез". Эти машины используются американской армией уже 52 года, с 1968-го, и вот для них-то Пентагон успел за это время накопить нужное количество запчастей и подготовить грамотных специалистов по эксплуатации.

На втором месте по исправности парка — самолеты радиоэлектронной борьбы и радиотехнической разведки "Aриес II". Они тоже далеко не молоды и поступили на вооружение военно-воздушных сил США более 40 лет назад, в конце 1970-х. А замыкают тройку лидеров по исправности самолеты управления и связи "Меркьюри". Они, конечно, по сравнению с 50-летними стариками-«ирокезами» совсем молоды: в строю американских ВВС они служат «всего лишь» 31 год, с 1989-го, но даже такого срока Соединённым Штатам с трудом хватило, чтобы освоить их надёжную эксплуатацию и наладить бесперебойное снабжение запчастями.

Степень боеготовности трёх этих чемпионов, по меркам американских ВВС, феноменальна. Трудно поверить, но бывали периоды, когда аж 8 из 10 таких летательных аппаратов были, в принципе, способны взлететь… Впрочем, несносные эксперты и аналитики счетной палаты США брюзжат, что, мол, эти три типа вертолётов и самолётов весьма малочисленны и к тому же, в силу своей узкой специализации поднимаются в воздух весьма редко, а значит, медленно расходуют ресурс и это – главная причина их относительно высокой боеготовности.

У других дела обстоят существенно хуже. Так, основные истребители-бомбардировщики ВВС США — двухместные Ф-15 "Страйк Игл", стоящие на вооружении уже 48 лет, с 1972 года — сохраняли требуемую 80-процентную техническую готовность лишь в течение четырех лет из последних девяти. Только три года из девяти были боеготовыми самолеты-заправщики ВВС США KейCи-10 "Экстендер" и KейCи-135 "Стратотанкер". Аналогичный показатель – 3 года из 9 – у стратегических бомбардировщиков Б-52 "Стратофортрес" и Б-2 "Спирит", у самолетов «судного дня» E-4Б, а также бортов боевого управления и целеуказания E-8Ц.

Что касается воздушных стратегов Б-1Б "Лансер", то тут у американцев полный провал: на протяжении последних лет боеготовы не более 10% процентов этих воздушных кораблей. А как минимум 17 единиц, как заявил в прошлом году Пентагон, уже не подлежат восстановлению и должны быть – чем скорее, тем лучше – списаны в утиль.

Что касается хвалёных американских «невидимок» 5-го поколения Ф-22 и Ф-35, то широко разрекламированные программы по их созданию, производству и эксплуатации сегодня уже можно вполне уверенно и заслуженно признать провальными и не оправдавшими надежд. Так, супер-истребитель для завоевания господства в воздухе Ф-22 "Раптор" по своим боевым характеристиками получился вроде бы неплохим, но чудовищно дорогим в производстве и сверхсложным в эксплуатации. Поэтому вместо первоначально планировавшихся 870 единиц было произведено всего 187 серийных машин, из которых примерно половина вечно находится в ремонте и не готова к выполнению боевых заданий.

Второй самолёт-«невидимка», Ф-35 "Лайтнинг", это, пожалуй, самая неудачная (и самая дорогая) программа за всё время существования американских ВВС. Специальная комиссия недавно насчитала у этого «чуда техники» около 1000 неполадок и недоделок, причём более сотни из них напрямую влияют на боевую эффективность его применения. Неудивительно, что Патрик Шанахан, исполнявший обязанности министра обороны США в 2019 году, в сердцах публично обматерил этот самолёт, высказавшись о нём в таких выражениях, воспроизвести которые не позволяют даже самые мягкие правила приличия…

Но и это ещё не самое страшное. Это цветочки. А вот и ягодки: счётная палата США установила, что авиапарк двадцати четырех типов летательных аппаратов — т.е. более половины из всех проверенных — вообще ни разу за последние девять лет не достиг требуемой 80-процентной планки технической готовности. Специалисты счетной палаты считают это «почти катастрофой». Причём, провальные результаты показал ряд ключевых самолётов и вертолётов, например, истребителей F-16 и конвертопланов V-22 Osprey, палубных разведчиков E-2 Hawkeye и многих других машин. А боеготовность 11-ти типов самолетов вовсе не превысила 55 процентов, т.е. оторваться от земли даже в случае крайней нужды может лишь одна из каждых двух таких машин.

Сторонники глубоко укоренившейся в некоторых российских головах идеи «непобедимой американской мощи» и «тотального военного превосходства» Соединённых Штатов могут возразить, что США являются обладателями самого крупного в мире воздушного флота боевых машин, а потому даже и оставшихся в боеготовом состоянии летательных аппаратов им хватит для утверждения своей небесной гегемонии. Но это не так.

Американцы всё же не дураки, и параметр обязательной 80-процентной готовности для своих ВВС вводили не зря. Именно 80% боеготовых самолётов и вертолётов – это тот нижний порог, при котором военно-воздушные силы Вашингтона способны решать те задачи, которые прописаны для них во всех ныне действующих военных концепциях, доктринах и стратегиях Пентагона. А без такого уровня боеготовности эти стратегии превращаются, как минимум, в весьма сомнительные бумажки…

Да, кстати. В России руководящими документами для частей постоянной готовности установлен ещё более высокий порог обязательной исправности боевой техники. Проблемы есть, конечно, и у нас, но министр обороны Шойгу регулярно отчитывается перед президентом о том, что наши Вооружённые силы этот уровень успешно поддерживают. Например, на расширенном заседании коллегии Минобороны 27 декабря 2019 года он доложил, что процент исправной техники в российских войсках достиг небывалых ранее 95 процентов.

Мы русские, с нами Бог. Господи, благослови!

Источник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх