Свежие комментарии

Между Мюнхеном и Давосом: Путин устал предупреждать Запад

Между Мюнхеном и Давосом: Путин устал предупреждать Запад

alt

Выступление президента России, после достаточно длительного перерыва (в 11 лет) принявшего участие во Всемирном экономическом форуме в Давосе, пусть и проводившемся в формате видеоконференции, ожидаемо стало предметом самого пристального внимания и глубокого анализа. Оно уже «разобрано» по фразе, по словечку и горячо обсуждается как за рубежом, так и в нашей стране.

При этом некоторые отечественные эксперты выражают определенное разочарование: мол, эта речь не стала ни продолжением знаменитой Мюнхенской 2007 года, ни каким-то новым ее вариантом. Впрочем, такое мнение, пожалуй, высказывают лишь те, кто недостаточно глубоко вник в смысл слов главы нашего государства, а главное, не сумел сопоставить их с конкретным сегодняшним геополитическим контекстом.


Россия-Запад: от надежд – к скепсису


Прежде всего, следует заметить, что все, сказанное Владимиром Владимировичем накануне в рамках Давосского форума, как раз и служит продолжением взбудоражившего весь мир его выступления на Мюнхенской конференции по вопросам международной безопасности. Чуть ниже мы поговорим об этом, касаясь конкретных тем. Пока же остановимся на том, что будь его нынешняя речь более или менее полным повторением того, что говорилось 13 лет назад, это было бы, как минимум, странно.
Вряд ли возможно отрицать, что за этот немаленький срок, наполненный, к тому же, массой самых разных событий, наш отечественный лидер, как каждый человек, изменился. Да и окружающий нас мир претерпел значительную трансформацию, причем, увы, по большей части, не в лучшую сторону. Если бы Путин продолжал твердить все те же вещи, что и ранее, выглядело бы это совершенно несерьезно – сегодня так ошарашившие в 2007-м наших «заклятых друзей» откровения относительно намерений России превратить собственный суверенитет и право на независимую внешнюю политику из деклараций в реальность звучали бы уже, скорее, комично. Вышло бы нечто вроде всем знакомого анекдотического «Минздрав в последний раз предупреждает...»

Время обозначения Россией собственной позиции и статуса, озвучивания ее обоснованных притязаний на возвращение к роли мировой державы давно прошло. Собственно говоря, в Мюнхене Путин попросту открытым текстом заявил, что Москва более не будет покорно следовать в фарватере глобалистской повестки Запада, попирая при этом собственные интересы и достоинство. Его не услышали. Вернее, нашли в его речи ровно то, что захотели: «агрессивные устремления», «непомерные претензии», «желание напугать Запад и заставить его пойти на уступки»... При этом, по обыкновению, решили, что все сказанное – лишь пустые слова.

Что ж, после этого уже были Цхинвал, Крым, Карабах и многое другое, включая пуски гиперзвуковых ракет, доказывающее, что «блефом» тогдашние слова президента не были. Что толку сейчас, когда в НАТО пытаются втащить уже Грузию с Украиной, повторять претензии 2007 года относительно вероломства Североатлантического альянса, обещавшего «не расширяться на Восток»? Или снова говорить о «максимальном продвижении им своих сил к границам России»? Тогда не услышали, и сейчас проигнорируют. А вот что касается высказывавшегося Путиным в Мюнхене тезиса о «неприемлемости и невозможности однополярного мира», то как раз в давосском выступлении он и подводит черту под этой темой, заявляя о том, что, собственно, «никакого однополярного мира никогда и не было». Предпринималась лишь попытка его создать, да и та, по словам президента, «уже завершилась». Для тех, кто не совсем понял – этими словами Владимир Владимирович не то, что «выводит за скобки» все претензии Вашингтона на роль «мирового гегемона». Они их аннулирует. Абсолютно конкретно отказывает им в праве на существование. В Мюнхене он сетовал на попытки «навязывания американской системы другим государствам».

Теперь же провозглашает (причем неоднократно на протяжении всей речи) фактический крах этой самой системы, раз за разом указывая на ее полную несостоятельность. Скажем прямо, сыплет соль на раны и не щадит самолюбие, упоминая о творившемся недавно в США политическом кавардаке и говоря об ущербности их построенной на финансовых «пузырях» экономики. При этом процесс деградации человечества, сотни миллионов молодых представителей которого сегодня не имеют ни работы, ни образования, Путин прямо именует гибельным последствием «Вашингтонского консенсуса». По сути, большая часть давосской речи – это весьма основательно признание в нелюбви к заокеанским «друзьям»...

Испорченный телефон президентов или «диалог» глухого с немым


В особенности знаково все это звучит в свете того, что как раз накануне выступления на форуме Владимир Путин провел первые телефонные переговоры с новым президентом США Джо Байденом. Что характерно, каждая из сторон в конечном итоге представила свою официальную версию состоявшейся беседы, причем отличались таковые одна от другой весьма кардинально. В Кремле упомянули о главном – достижении консенсуса относительно продления договора СНВ-3 и «рассмотрении перспектив сотрудничества в борьбе с пандемией коронавируса», остальное же уложилось в коротенькую формулировку: «обсуждение актуальных вопросов международной и двусторонней повестки». В том числе, что очень и очень четко выражает позицию Москвы, упомянуто вскользь «внутриукраинское урегулирование». Вовсе не такая формулировка прозвучала из уст пресс-секретаря Белого Дома Джен Псаки, принявшейся утверждать, что Байден звонил Путину главным образом для того, чтобы «решительно выразить поддержку суверенитету Украины перед лицом продолжающейся российской агрессии». А еще – сделать строгое внушение по поводу Навального...

В конечном итоге создается впечатление, что речь то ли идет о двух разных разговорах, то ли по обе стороны океана общение президентов и российско-американские отношения как таковые трактуют диаметрально по-разному. Дело, конечно же, во втором. Байден – Байденом, а сменивший Майка Помпео на посту главы Госдепа США Энтони Блинкен за очень короткий срок уже успел наговорить достаточно, чтобы иллюзий относительно будущего курса Вашингтона не осталось ни у кого. Того же Навального этот деятель высокопарно поименовал «голосом многих россиян, который нельзя заглушать». И вообще, по словам Госсекретаря, Белый дом в ближайшее время намерен «осуществить пересмотр и анализ всех злонамеренных действий России». Естественно, прежде всего, «с целью выработки соответствующих мер реагирования». Санкции за водворение на нары «видного оппозиционера» Блинкен уже анонсировал.

Еще одно «эхо Мюнхена» в давосском выступлении Путина – это упоминание о полной «деградации мировой системы коллективной безопасности» и необходимости то ли полнейшей «перезагрузки», формально отвечающих за нее международных организаций, то ли и вовсе создания взамен нынешних, превратившихся в фикцию, новых, эффективных и жизнеспособных структур. В 2007 году Владимир Владимирович еще пытался напомнить слушателям о том, что «сила в международных отношениях» может применяться исключительно на основе положений Устава ООН. Сейчас он, как и все адекватные мировые лидеры, прекрасно понимает, что упомянутый документ давно не стоит и той бумаги, на которой он напечатан. В 2007 году наш президент сетовал на «превращение ОБСЕ в вульгарный инструмент обеспечения интересов одних стран за счет других». Что в таком случае стоило бы сказать о нынешнем статусе еще одного «европейского института» - ПАСЕ?

Эта «ассамблея» превратилась на нынешний момент уже не просто в место русофобских шабашей, а еще и в трибуну для тех, кто открыто выступает с провокационными призывами к совершению в нашей стране государственного переворота! Возникает вопрос: а стоит ли нашей делегации и далее участвовать в подобного рода сомнительных шоу после последних событий, случившихся накануне? В ходе «дебатов по поводу ареста Навального», вылившихся в совершенно безобразную обструкцию как России, так и ее представителей, выступление нашего депутата Леонида Слуцкого было попросту грубо прервано вице-президентом ПАСЕ Николь Трисс, которой явно пришлась не по душе принципиальная, четкая и обоснованная позиция говорившего. Зато она даже не подумала сделать ничего подобного, когда представитель Украины Алексей Гончаренко с трибуны Ассамблеи обратился к россиянам с призывом «выйти на улицы» и свергнуть «самых худший режим ХХІ века», который «убивает людей по всему миру». По-моему, после подобных выходок участие России в ПАСЕ не должно даже быть предметом обсуждения.

Выступая перед участниками форума в Давосе Владимир Путин был предельно откровенен. Оговорившись, что надеется на то, что «Третья мировая война невозможна в принципе», президент не удержался от сравнения дня нынешнего с тревожными и предгрозовыми 30-ми годами ХХ века. Он прямо указал на то, что «попытки одних стран решить собственные внутренние противоречия за счет превращения во врагов других» неизбежно приведут к возникновению вооруженных конфликтов. При этом, дабы ни у кого не возникло сомнений о чем конкретно речь, президент четко оговорился, что сегодня Запад в роли подобного жупела «внешней угрозы» избрал именно Россию. По словам Путина «закручивающиеся по спирали» международные противоречия могут, в конечном итоге, ввергнуть мир в окончательный хаос и кошмар. Говоря о «срыве в мировом развитии» и войне «всех против всех», наш лидер имеет в виду не банальное столкновение нескольких государств или даже военных блоков. Речь идет, по сути, об Апокалипсисе, причем необязательно ядерном...

Главное, на мой взгляд, впечатление, оставляемое речью в Давосе – Путин устал предупреждать Запад. Похоже на то, что он уже не очень-то рассчитывает докричаться, достучаться до тех лидеров в «мировом сообществе», кто способен трезво оценивать ситуацию и принимать адекватные решения. Очень возможно, что Владимир Владимирович чем дальше, тем больше сомневается в наличии таковых, по крайней мере, на ключевых постах. Российский президент пытается говорить правильные, объединяющие и вдохновляющие вещи. А что еще прикажете ему делать? В конце концов, он же лидер мировой державы, положение обязывает. Однако главным различием между речами в Мюнхене и Давосе, увы, является то, что первая произносилась с надеждой, а вторая с горьким разочарованием. Впрочем, главное то, что обе они звучали из уст лидера, реально смотрящего на вещи и не намеренного отступать с избранного пути.

Let's block ads! (Why?)

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх