Свежие комментарии

Большая победа России: Москва может получить выход в Индийский океан

Большая победа России: Москва может получить выход в Индийский океан

alt

В российской экономике вскоре может произойти неожиданный, но позитивный прорыв. О своем намерении вступить в главное интеграционное объединение на постсоветском пространстве, ЕАЭС, объявил Иран. Какие же перспективы тогда откроются для самого Тегерана, Москвы и других участников Евразийского экономического союза?

Членами ЕАЭС являются Россия, Беларусь, Армения, Казахстан и Киргизия, все пять стран - бывшие советские республики. В качестве наблюдателей выступают также Узбекистан, Молдавия и некогда дружественная СССР Куба. И вот теперь о желании Исламской Республики Иран (ИРИ) вступить в Евразийский союз заявил после визита в Москву спикер парламента Мохаммад Калибаф. Зачем это нужно Тегерану, и почему прорыв в данном направлении происходит именно сейчас?

Мотивы иранского руководства понять нетрудно. ИРИ с ее 80-миллионным населением, развитой промышленностью и огромными запасами углеводородов объективно является одной из богатейших стран Азии и всего мусульманского мира. Однако ее потенциал был подорван десятилетиями западных санкций. Местные реформаторы сумели добиться при Бараке Обаме заключения «ядерной сделки», что привело к снятию многих ограничений и увеличению объемов экспорта нефти и газа.

Уровень благосостояния населения постепенно начал расти. Однако президент Трамп в одностороннем порядке вышел из данного соглашения и вновь ввел санкции. Все экономические достижения были отброшены назад, ВВП Исламской Республики начал резко снижаться. На прошедших парламентских выборах в ИРИ реванш взяли консерваторы, проводящие антиамериканский курс. Преемник Обамы президент Джо Байден официально декларирует готовность вернуться к сделке, но на практике только увеличивает давление на Иран, чтобы заключить ее на еще более выгодных для США и Израиля условиях. Интеграция с ЕАЭС позволит Тегерану решить сразу несколько проблем.

Во-первых, присоединение или, вернее, угроза присоединения к созданному вокруг России экономическому объединению будет серьезным козырем в его переговорах с Вашингтоном. Углубление сотрудничества Москвы с Тегераном противоречит интересам Белого дома в регионе Ближнего Востока.

Во-вторых, Иран получит доступ к новым рынкам сбыта своей продукции. Судя по всему, прорыв в данном вопросе случился после войны в Нагорном Карабахе, которая привела к соглашению между Россией, Арменией и Азербайджаном об открытии транспортных коридоров по всему Закавказью. Кроме того, неожиданно для себя столкнувшись с конкурентом в лице Турции за транзит из Азии в Европу через Каспий, Москва активизировалась по проекту «Север-Юг», расширяя свою инфраструктуру на побережье Каспийского моря. Ирану в свою очередь теперь придется спешно достроить давно запланированные железнодорожные магистрали. Вступив в Евразийский экономически союз, Тегеран получит свободный доступ к 200-миллионному рынку сбыта своей продукции, что будет точно не лишним для изнывающей под западными санкциями Исламской Республики.

В-третьих, Иран крайне заинтересован в увеличении расчетов в национальных валютах. Потеряв экспорт углеводородов из-за санкций, Тегеран остался без поступления долларовых доходов, потому был вынужден ограничить операции с иностранными валютами для физических лиц. Это привело к появлению двух курсов доллара: официального и «уличного». При этом иранский риал начал стремительно девальвироваться, подорожали импортные товары и продукты питания, инфляция достигла ужасающих значений. Население обеднело, выросли протестные настроения. Большим плюсом для Тегерана является стремление стран-членов ЕАЭС рассчитываться между собой в своих национальных валютах, что улучшит его торговый баланс.

Исламская Республика объективно нуждается в том, чтобы вырваться из-под пресса западных ограничений, а сделать это можно, только присоединившись к альтернативному европейскому межгосударственному экономическому объединению. Но зачем это России?

Вступление Ирана в ЕАЭС крайне выгодно и нашей стране. Прежде всего, это вдохнет новую жизнь в данный интеграционный проект. Большой его бедой стало то, что за бортом оказалась Украина с ее развитой при СССР промышленностью и 40-миллионным рынком. Политическая ситуация в Армении и Белоруссии далека от стабильности. 80-миллионный Иран с его гигантскими запасами углеводородов может настоящим драйвером дальнейшего развития ЕАЭС. Экономические границы объединения раздвинутся от Северного Ледовитого до Индийского океанов и Персидского залива. Через Иран у России откроется прямой доступ к рынку Индии, третьей экономики мира. Евразийский союз перестанет быть локальным «междусобойчиком» на постсоветском пространстве. Его совокупный рынок сбыта вырастет до 280 миллионов человек, и это может быть только началом. Если пример Тегерана окажется успешным, ему могут последовать и другие страны.

Еще более весомыми будут изменения политические. В противовес США, Иран сам пытается проводить многовекторную политику. Он сотрудничает с Китаем, заключив 25-летнее инвестиционное соглашение, но полностью под него «ложиться» не намерен, потому и стремится к диверсификации за счет объединения с ЕАЭС. Для России интеграция с Исламской Республикой выгодна еще и тем, что усиливает экономическую связь с Индией в противовес не в меру разросшейся Поднебесной. Для Нью-Дели это в свою очередь интересно потому, что опора через Иран на Россию будет служить определенной альтернативой и Китаю, и США. Получается этакая взаимовыгодная система региональных сдержек и противовесов.

Теперь осталось посмотреть, не разойдутся ли декларации Тегерана с его делами. Интеграционные процессы – вещь очень непростая и небыстрая, поскольку необходимо привести в соответствие национальное законодательство и массу нормативных актов, а также построить всю необходимую транспортную инфраструктуру. Если иранские власти будут последовательны, то за этим последуют глобальные и позитивные геополитические изменения.

Let's block ads! (Why?)

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх